История про маленького мальчика, Ангела и красную планету

Знакомьтесь: мальчика зовут Селин. Ему 5 лет и у него есть мама и папа. Но они не живут вместе. Папа живет отдельно, а Селин с мамой. Мама у него строгая и заботливая. Она строго заботится о том, чтобы Селин вовремя  поел и  вовремя пошел спать. Чтобы он был тепло одет, если на улице холодно и обязательно мыл руки перед едой. Также она всегда строго следит, чтобы он съедал свою обязательную утреннюю кашу до последней ложки, а во время еды тщательно жевал и не отвлекался на ненужные разговоры. Чтобы он ни в коем случае он не смотрел мультфильмы более одного часа в день и обязательно  вовремя делал уроки. Несмотря на свой столь юный возраст  и отчаянный внутренний протест (попробовал бы он при своей строго заботливой маме проявить протест внешне), Селин уже ходил в школу. Слава Богу, еще только в первый, а не в третий, а то и в четвертый класс, как хотелось бы его строгой и заботливой маме. Ну что поделаешь, мама считает его очень умным и развитым не по годам. Отчасти это чистейшая правда.

Вот, пожалуй, и всё, что Селин может сказать о своей маме…

А, нет – еще он может сказать, что у неё нежные и заботливые руки, особенно когда перед школой  она  поправляет ему волосы, вечно торчащие во все стороны, и ласково целует на прощанье, держа в своих ладонях его пухлые щеки. Еще  у неё добрый и успокаивающий голос, особенно когда она перед сном читает сыну сказки. А еще необыкновенный, почему-то тёплый и очень приятный запах, который он любит больше всего на свете. Устав от долгого учебного дня и трудных, заданных на дом уроков, он засыпает на мягкой,  заботливо подложенной ему под голову маминой руке,  убаюканный её ровным, спокойным голосом. Уткнувшись курносым носиком в её одежду и вдыхая в себя этот самый родной и знакомый в мире запах.

Папа Селина очень богат, поэтому люди, знающие его, относятся  к нему с  большим уважением. Его окружают красивые женщины, дорогие машины и суровые, молчаливые охранники. Своим видом они почему-то очень смешат Селина, напоминая неуклюжих самураев из его любимого мультфильма про черепашек-ниндзя.

Другие дети Селину пока не завидуют, так как еще не понимают, в чем его счастье. Но все взрослые единодушно считают, что ему в жизни крупно повезло: он учится в лучшей в городе школе, куда его (это в пять-то лет!) возят на автомобиле с охранником. Он летает отдыхать (заметьте, на частном папином самолете!), в лучшие отели мира. Что, кстати сказать, ему самому сильно  не нравится. Одиноко сидя  у окна в папином «фальконе» (маму папа давно не приглашает отдыхать, а сам, как правило, прилетает к Селину всего на пару дней, под самый конец отпуска) он с завистью смотрит, как другие  дети шумной оживленной ватагой  поднимаются по трапу обычного рейсового самолета. Грустно  Селину и в отелях, где он всегда должен жить в отдельном номере или домике, огороженном от других  постояльцев. Ему остается только тяжело вздыхать, когда охранник, нависая над ним нелепой черной птицей и корча страшные рожи, отгоняет детей, ищущих с ним знакомства…

Но взрослые, конечно же, этого не понимают. А может, и понимают, но не считают  нужным обращать на это внимание. На что может жаловаться Селин, если ко всему вышеперечисленному,  его одевает личный портной? Да и сколько еще других – дорогих и заманчивых взрослому миру прелестей окружает этого баловня судьбы? Неважно, что они сковывают маленького мальчика прочной удушливой цепью, лишая его детства и принося многочисленные неудобства и мучения. НЕ ВАЖНО. То есть взрослым не важно. «Ты просто ничего не понимаешь, глупый Селин», –  думают они по себя. – «Тебе просто ещё  не хватает ума, чтобы  понять и оценить, как тебе на самом деле повезло. Как ты должен быть благодарен отцу, жизни, безграничным возможностям, молчать тихо в тряпочку и радоваться».

Видя  на его лице недовольство, взрослые думают, что он просто избалованный, не понимающий и от того не ценящий всех этих высших, таких желанных ими благ. Так запросто свалившихся на этого желторотого юнца лишь благодаря одному факту его счастливого рождения.

«Ему бы пожить в бедной семье, – думают они про себя. – Еще лучше – где-нибудь в голодной Африке.  Еще лучше – в семье, где ему приходилось бы драться за обедом за кусок черствого хлеба с двадцатью голодными братьями и сестрами. Вот тогда бы он смог понять и  по достоинству оценить качество своего нынешнего положения и вытекающее из него счастье. Что, в свою очередь, помогло бы ему, наконец, стать благодарным своему папе за все бесчисленные блага, которыми тот одарил его от безмерной своей любви к сыну. (Ехидный комментарий одного из взрослых: может быть из-за чувства вины?)  

Всё вроде бы так. Логически так. Но кто-нибудь из вас видел хоть раз глаза Селина? Порою, когда он смотрит на вас, кажется, что этот мальчик глубоко одинок и даже несчастен. Как бы вы не старались привлечь его внимание, он все равно смотрит куда-то мимо вас. Возможно, даже внутрь вас или куда-то еще… Как бы не находя в вас ничего интересного, не задерживаясь на вас взглядом, он идет куда-то гораздо глубже и дальше… Возможно, куда-то внутрь самого себя или же к небу. Словно он ищет там что-то волнующе и лишь ему известное. И только потом его взгляд, внезапно вспыхнув изнутри и загоревшись маленькими светлыми искорками, вдруг возвращается к реальности. А потом снова, коротко скользнув по вам глазами, уходит далеко внутрь себя. И тогда вы понимаете, что на этот раз его уже окончательно нет  рядом. Вроде бы вот он – красивый малыш, смотрит на вас своими чистыми, ясными, полными детской нежности глазами.  Его лицо необычайно спокойное, открытое и возвышенное, обрамлено светлыми вьющимися волосами, а на губах – ласковая, загадочная и даже несколько таинственная улыбка…   

Но пора всё объяснить. Дело в том, что у Селина есть друг. И это не просто друг, а самый что ни на есть  настоящий Ангел. По обыкновению, он вместе с Селином спустился  на Землю в момент его рождения. В этом нет ничего удивительного, так как это является его непосредственной  работой и  напрямую связано с выполнением возложенных на него обязанностей. Но вот то, что произошло дальше, обычным не назовешь. Убедившись в том, что душа Селина благополучно  парашутировалась на Землю и вселилась в тело, Ангел, как и положено строгим ангельским уставом, должен был в ту же секунду вернуться обратно на небо. Но по каким-то загадочным, не совсем  ясным причинам он этого не сделал, а на целых три дня задержался рядом с Селином. Всячески заботясь и развлекая  всевозможными небесными фокусами новорожденного, еще не успевшего забыть свою настоящую родину.  Ни медсестры в роддоме, ни мама малютки так и не смогли тогда понять, почему появившись на свет, малыш не расплакался тут же, как это обычно бывает, а напротив, стал явно и  радостно улыбаться чему-то невидимому. Он водил из стороны в сторону своими не по младенчески умными глазками и даже, повинуясь некой незримой силе, явно пытался крутить еще совершенно не окрепшей и оттого не подходящей для такого занятия шеей. А в довершение ко всему пытался время от времени кого-то ухватить  своими крошечными ручками. Расплакался он только на третий день. Но зато сразу как – громко,  отчаянно, надрывно и безостановочно!…

Посовещавшись, пришли к единодушному выводу: не иначе, как сама вселенская печаль всей своей горькой мощью обрушилась на его Душу, еще не готовую  к земным превратностям.

Ведь Ангелу  все же пришлось покинуть Селина, так как эта история уже наделала много шума и в ангельском сообществе, и в небесной канцелярии. И вполне естественно, что, когда его непосредственное начальство, в полном составе лично прибыло за ним на Землю (невиданное раньше дело!), гневно сжимая в руках опечатанный высшей печатью конверт с приказом о лишении Ангела на неопределенное время миссии сопровождения   нарождающихся в тела душ, ему пришлось немедленно вернуться в междумирье. Но по его  возвращению как-то неожиданно и  быстро это дело замяли. Поговаривают, что  при этом  не обошлось, как зачастую и бывает в таких непонятных историях, без самой  высокой тому протекции. Оказалось, что в одной из своих прежних жизней Селин совершил нечто выдающееся, и что благодаря этому у него есть  покровители – чуть ли не среди самих Спасителей. Ходили даже  слухи, что это именно они и поручили Ангелу задержаться возле Селина. А кто в ангельском сообществе способен перечить Высшей воле? Как бы то ни было, даже в самом небесном сообществе о таких вещах напрямую ничего не говорят. И, как водится, посудачив  немного, все успокоились. А Ангелу было разрешено снова заниматься своей обычной работой и время от времени  навещать на Земле  душу Селина. Но было с т р о г о оговорено, что это можно делать   не более четырех раз в неделю. Как же в обоих мирах всё полезное любят делать с т р о г о!

Так они и общались все эти пять с половиной лет – Селин и Ангел. Естественно, что со временем Селин, интроверт по рождению, всей душой полюбил своего небесного друга. Всегда с нетерпением ждал встречи с ним и искренне радовался, как только замечал в воздухе радугу, сияющую веселым и видимым только одному Селину светом. Обычно её мерцание еще за несколько минут безошибочно предвещало мальчику появление Ангела.

Дело в том, что все последующие 37 дней после того  первого, вынужденного ухода Ангела Селин проплакал, не переставая.  Или, лучше сказать, проорал. Что только не делали видавший виды  больничный персонал, его мама, а также все остальные, кто хоть как-то был с этим связан. Ничего не помогало! Мальчик почти не ел, очень плохо спал и все время плакал. Навзрыд, не закрывая рот, до посинения. И когда уже силы врачей и вконец измученных родителей были на исходе, младенец неожиданно для всех замолчал. Мало того – не просто замолчал, а полностью успокоился, и снова, как в первые три дня после своего рождения стал радостно улыбаться.

Ну и пошло: четыре дня улыбается – три плачет, два дня радуется – один орет, три дня смеется – два надрывается, что есть мочи. Так продолжалось примерно где-то до года. В это время, благодаря тому, что ребенок подрос и обрел необходимое для осмысленного понимания разумение, Ангел научился договариваться с Селином и объяснил, что он отлучается только по вынужденным и неотложным делам, совсем ненадолго и обязательно-обязательно вернется. И с тех самых пор он стал  неизменным для  маленького мальчика другом, невидимым для других. Он стал соглядатаем и поверенным всего, что делал, думал, чему радовался и о чем мечтал Селин.

 Когда Ангел был рядом, Селин был веселым, активным и жизнерадостным,  а когда  оставлял мальчика, тот замыкался в себе. Становился тихим, неразговорчивым и старался остаться в своей комнате один. В глубине души малыш надеялся, что Ангел сможет побыстрее закончить свои вынужденные и непонятные дела и вот-вот вернется.

Вот и сегодня маленький Селин, как обычно, сделал уроки, наспех пообедал, ответил на два-три дежурных вопроса мамы про школу и, сославшись на то, что ему надо еще кое-что повторить на завтра, убежал в свою комнату. И уже больше  часа, преданно, как оставленная у магазина хозяином маленькая собачонка, он в задумчивости сидел на кровати, обняв колени...  Он знал, что в ближайшие два дня Ангел не сможет прийти. До его последнего ухода они провели вместе целых четыре дня подряд. Как всегда, прекрасных, счастливых, веселых и радостных дня. Полных интересного общения и нового знания.

Ангел был мастер рассказывать, и Селин обожал его слушать. Весь обратившись  во внимание, он с замиранием сердца  слушал про бесконечные, населенные всеми мыслимыми и немыслимыми созданиями миры, про далекие обитаемые планеты, про ежеминутно нарождающуюся в отдаленных уголках черного космоса жизнь, про огромные по своей протяженности вселенные, про молодые и старые, и давно исчезнувшие цивилизации, про ангелов и демонов, про добрые и злые силы, про истории нашей Земли, про людей, населявших её в прошлом, про Разумную, управляющую всем этим силу, про неиссякаемый и доброжелательный ко всем без исключения Источник жизни. Про тех, кто жил на нашей планете до нас: любил, растил своих детей,  радовался, страдал, мечтал и боролся за лучшую долю. Про то, чего они сумели достичь в своем развитии, и почему в конце концов исчезли с лица Земли. Про технологии, которыми они научились  пользоваться, про неведомые нашей науке законы перемещения в пространстве и  удивительные летательные аппараты, способные во много раз  быстрее скорости света преодолевать расстояния. Про то, чему они могли, но так и не сумели научиться, какую слушали и создавали музыку, какие писали книги и пели песни, какие строили города, чего боялись и на что надеялись. Какие они совершали ошибки, что было их слабыми и сильными сторонами, и кто из них смог достичь совершенства.

Особенно Селин любил слушать  про историю Солнечной системы – про известные всем нам с детства  планеты, миллиарды лет  ведущие вместе  с Землей свой нескончаемый хоровод вокруг Солнца. И особенно про ту, которую Ангел почему-то называл красной планетой – про Марс. Про гордый и воинственный народ, населяющий его суровую и неприступную для других землю. Про его отвагу и стойкость, проявленную в бесчисленных войнах, которые им приходилось вести с полчищами врагов, не прекращающих свои попытки захватить красную планету, а вместе с ней и всю нашу Солнечную систему. Оказывается, с давних-давних времен  на Марсе находится что-то вроде защищающего наш мир форпоста. И населяющие Марс, не видимые обычному человеческому глазу, необычайно красивые и мужественные создания ведут постоянные войны с ужасными чудовищами, живущими только захватом и порабощением других народов. Эти сказочные картины  завораживали воображение мальчика. Он мог часами напролет, забыв обо всем остальном, слушать, а иногда и смотреть  красочные рассказы-визуализации Ангела о  таинственной красной планете. Порой он даже не слышал голоса мамы, громко и настойчиво приглашавшей его спускаться вниз обедать.  

А в те дни, когда  Селин оставался один, он подробно перебирал, оживляя в своей памяти картины услышанных от Ангела историй. Сейчас, неподвижно сидя на кровати, он был полностью поглощен воспоминаниями его последнего рассказа о страшной битве марсиан с цивилизацией оглов. Десятками тысяч лет оглы рыскали на своих черных межзвездных кораблях по бескрайним вселенским просторам в поисках пригодных для завоевания и грабежа планет.

По космическим меркам они прибыли в нашу Солнечную систему совсем недавно, всего каких-нибудь полторы тысячи лет назад. Вальяжно расположились на солнечной орбите, и внимательно исследовав планеты нашей системы, они наметили пригодные для захвата планеты. После чего, не мешкая больше ни минуты, бросились в сражение. И кто знает, какая  участь ждала бы  на этот раз  ничего не подозревающее человечество, а вместе с ним население Венеры и Юпитера,  если бы в бой с ними  не вступили мужественные и великолепно подготовленные воины красной планеты. Как всегда, бесстрашно и стойко, они приняли на себя мощные атаки оглов. Особенно Селину понравилась история схватки    благородного  марсианского правителя Олфея с ужасным предводителем оглов – злым и беспощадным гигантом Зеором. И в  тот самый момент, когда на глаза мальчика снова начали наворачиваться слезы жалости к  герою, погибшему вместе со злодеем в неравном бою, он, в отчаянии от того, что ничем не может ему помочь, сжал свои маленькие кулачки…

– Селин, – отчетливо послышалось в комнате, и повернув на звук голову, Селин не поверил тому, что увидел: рядом с ним на кровати, как ни в чем ни бывало, сидел и ласково улыбался Ангел.

– Но ты же должен прийти еще только через два дня! – закричал он срывающимся от радости голосом, еще продолжая сомневаться в том, что это правда и на всякий случай  всё же бросаясь в объятия Ангела.

–Да, – ответил, обнимая мальчика, Ангел. – Обычно это так. Было обычно так. Но теперь  мы больше не будем с тобой расставаться. Мне разрешили всегда быть рядом с тобой …

P.S.  Селину уже 36 лет. Его папа, несмотря на все свое богатство, умер от неизлечимой болезни крови. Мама еще раз вышла замуж, родила девочку и, похоже, даже счастлива. По крайней мере, она сама так считает и постоянно рассказывает об этом знакомым. А  Селин  стал писателем и пишет детские книжки. В основном он пишет про Марс, ну и про разные другие планеты. На самом деле, не важно, про какую из них он рассказывает в своих книгах. Важно, что дети любят их читать. Ведь в отличие от многих других, Селин пишет так, как будто он сам был участником всего того, о чем рассказывает маленьким читателям. Так любящим узнавать все время что-то новое и так искренне мечтающих о прекрасных, таинственных и неизведанных мирах. Так искренне верящих в то что, когда  они вырастут то обязательно…