Вечный вопрос

Алёшенька, голубчик, как же это?

Судьи дорогие, но почему же это?

Ведь он таким добрым рос. Кукушонок из гнезда выпал – мальчик мой так плакал, так страдал. Ночью у него жар даже случился. Я вся тогда извелась. С ним вместе за кукушонка переживала.

Алёшенька, милый, ну посмотри на меня. Скажи, скажи им, что это всё не правда. Алёшенька, душенька моя, неужели ты не видишь, они же из тебя хотят изверга сделать. Чего же ты молчишь? Ну скажи им хоть что-нибудь! Не молчи только. Умоляю тебя. Скажи им миленький, что это всё не правда.

Судьи, дорогие – ведь он таким ласковым был. Как вы можете мне не верить? Ведь я же мать! Что же это такое происходит? Как же такое могло произойти? Как это возможно, чтобы мальчик мой не наглядный, мой Алешенька, сердце моё, радость моя, счастье мое, душа моя, мог человека убить. И тем более так убить. Что же вы из него душегуба делаете! Алёшенька, родненький, сыночек ты мой, дитя ты моё. Как же ты мог, ведь я тобою одним жила, всё для тебя делала. Ведь я тебя молоком своим вскормила. Жизнь свою тебе одному без остатка посвятила. Всю себя тебе одному отдала.

Ведь я тебя так ЛЮБИЛА…

 

На фоне плачущей старухи матери звучит приговор: «Алексей «Х»» в период с 19... по 19... совершил… зверских убийств с особой жестокостью… приговаривается к...»

Внимание вопрос к знатокам: Любила ли мать Алёшеньку?

Минута на размышление.

Зима 2000г.