Мистические этюды 9

Несмотря на данное себе твердое слово, Алик снова запил. А как тут не запить? На дворе золотая осень. Тепло, сухо. Светит яркое солнышко. Всё: погода, мир, внутренний голос, друзья, сама вселенная шепчут-нашептывают - налей и выпей… И не оттягивай. И поскорей.

Нельзя конечно сказать, чтобы на этот раз Алик совсем не боролся. Боролся. Просто, как всегда не сильно и не долго. А вот запил потом крепко. Впрочем, тоже, как всегда.

 – Учили меня отец мой и мать, любить так любить, гулять так гулять! – уже в самый первый вечер самозабвенно орал Алик, выскакивая из-за стола на одной из московских дискотек. Напившись после внезапной «развязки» до чертиков и лихо бросившись в гущу размалеванных девиц. Разноцветными змеями извивающихся на танцполе под энергичное «техно». Напрочь убивающего куцые остатки того, что называется интеллектом. Э-э-эх, гулять так гулять!

Ну, а на следующий вечер были цыгане. Еще через день веселая кампания на даче, где-то под Калугой, затем настоянный на боярышнике самогон в Твери. Следом за ним дом отдыха в Пскове, а еще через пару дней питерская «Астория». Разгуляй-баня в Ярославле и после короткой, но во всех отношениях яркой поездки в Дагомыс снова Москва…

Что это, звонок? Кто может так долго звонить? – Последние десять минут, пропитанный алкоголем мозг Алика тщетно пытался воспринять происходящее. Отвечающие за сознательную деятельность клетки напрочь отказывались просыпаться. Ведь так приятно безмятежно плавать в алкогольно-кровяном растворе. Грезить, не имея никаких забот и невесомо скользить по расслабленной серой массе.  Но как можно понять, что происходит, без их разумной активности? Без их дружного, многомиллиардного подключения к единому мыслящему плато. Кто звонит, зачем. Почему так долго? Где я вообще нахожусь. ДА И КТО Я ВООБЩЕ? Напрягая насколько возможно свое осознающее действительность «Я» - снова и снова безуспешно посылал Алик вопрошающие депеши внутрь аморфного и практически безжизненного в данный момент серого вещества.

Неожиданно в его голове на мгновение вспыхнула яркая лампочка. И в беспорядочных потоках разнонаправленного хаоса Алик отчетливо увидел обрывок вчерашней картины. Эдакий «флэш бэк», где он, голый по пояс, отчаянно размахивает саблей. Подаренной кем-то из гостей хозяину ресторана. В добавок к этому, еще и лихо отплясывая яблочко в кругу хлопающей ему вразнобой публики.

Звонок не переставал.

Кто и для чего может так долго звонить?

УБИТЬ ЭТУ СКОТИНУ. ВЗОРВАТЬ. УНИЧТОЖИТЬ. СТЕРЕТЬ НАВСЕГДА ИЗ ЖИЗНИ. КАК МОЖНО ТАК ДОЛГО ЗВОНИТЬ?! В ТАКУЮ РАНЬ!! И ГЛАВНОЕ – ЗАЧЕМ?

Превозмогая головную боль, Алик скатился с дивана и, не открывая глаз, цепляя разбросанные в беспорядке на полу вещи, по одному наитию, поплелся в сторону продолжающего бешено греметь входного звонка. К слову сказать, по абсолютно незнакомой ему квартире.

За дверью никого не было.

– Ч-Ч-ЧЕРТ! – злобно выругался Алик, раздраженно закрывая дрожащими руками дверь и разворачиваясь вокруг себя темном коридоре. С одной единственной мыслью поскорее вернуться в кровать. Вожделенную им в данный момент больше всего на свете. С надеждой уткнуться в подушку и снова провалиться в так бесцеремонно прерванный кем-то неизвестным сон. Вот она единственная сверхзадача и самодостаточная цель, полностью захватившая его «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС». Все его чувства и бесхитростные помыслы. Но, сделав всего один шаг по направлению к спальне, Алик вздрогнул. Прямо напротив него стояли «порученцы». Почуяв голыми пятками пошедший от пола могильный холод, наш герой потерял сознание и грохнулся навзничь прямо посреди коридора.

Любой бы свалился. Порученцы порученцам конечно рознь. Но эти были на редкость неприятные. Со злыми, сверкающими глазами и не обещающими ничего хорошего лицами. На земном сленге таких называют «качками». Несмотря на то, что и сам Алик был далеко не маленьких размеров, эти ребята были на голову выше его, и при взгляде на них сразу становилось понятно: любое сопротивление, в том числе бегство, бесполезны.

Почему они не принялись выдирать из него душу прямо на полу, а уложили его обратно в кровать, до сих пор не ясно. Может быть, порученцы тоже не лишены некоего, на первый взгляд не свойственного их работе милосердия или даже сентиментальности?

В общем, кода Алик очнулся, он лежал на оставленной им всего с минуту назад кровати, вернее, лежало его тело, а он, в виде безобразного темного существа, бешено сопротивляясь и испытывая невероятные муки, буквально выдирался из тела двумя встреченными им у входной двери парнями. Было видно, что бывалые и скорее всего, привыкшие за свою жизнь ко всякому исполнители, испытывали искреннее отвращение к происходящему. То, что они вытаскивали из Алика, вернее, то, что и было настоящим Аликом, им явно не нравилось. Что-то гадкое, извивающееся. Липкое, неприятно пахнущее и омерзительное.

Порученцы явно торопились. Стараясь не глядеть на беспомощно сопротивляющегося им внутреннего Алика, они тащили его на себя сильными уверенными движениями. Мертвой хваткой сжимая в своих руках так сильно потемневшую за свою бессознательную жизнь душу. Аморфную и потерянную. Лишенную своего первоначального блеска и сияния. Так щедро дарованных ей из милосердия Создателем.

– А-а-а-а-а-а-а!.. полностью осознав наконец, что происходит, в какой-то момент заорал нечеловеческим голосом Алик. Испытывая ужас и приходя в несвойственный ему ранее мистический трепет. Ощущая своим грязным существом страх, вот так позорно, в следующее мгновение предстать перед чем-то высшим. И тут же, впервые в жизни Алик вспомнил о Боге. – А-а-а-а, – из последних, стремительно оставляющих его сил, даже не голосом, а всем своим неистово борющимся с внезапной смертью существом взмолился Алик. – БОЖЕ, ПОМОГИ, ПРОСТИ, ОСТАВЬ МЕНЯ ТУТ ЕЩЕ НЕНАДОЛГО, ДАЙ МНЕ ШАНС!

Внезапно хватка порученцев ослабла, и уже почти целиком выдернутый из продолжающего неподвижно лежать на кровати, но еще не начавшего остывать тела Алик рухнул обратно.

– А-а-а, – продолжал скулить, хрипеть и плакать Алик, сжимая онемевшими пальцами одеяло и подтягивая к голове колени, – а-а-а, а-а-а-а… Боже, прости, прости. Прости…

 

P.S. Пить Алик в итоге бросил навсегда.

Интересно, а что это на самом деле было?

Знаю, многие, наверное, скажут белая горячка.

Возможно. Но сам Алик уверен в другом…