Мистические этюды 8

8.

– Папа, помоги! – не в силах больше сносить внутреннюю боль, то ли провыл по-волчьи, то ли по-собачьи проскулил Олег. Не позднее сегодняшнего вечера ему предстояло сделать мучительный выбор. На кону стояла его жизнь. Вариантов спасти её было не так уж много, реально выбирать предстояло всего из двух. Ошибиться было нельзя. Последствия будут мгновенными и как минимум в одном из случаев роковые. Да, похоже, и во втором тоже.

– Папа, помоги, – прохрипел еще раз Олег, теряя последние силы от нервного напряжения. Ставшего в последние дни ставшего просто не выносимым. – Помоги, – жалобно простонал он, буквально падая в обморок.

А в следующую секунду произошло чудо. Под старым, «дымящим» белым пухом тополем в безлюдном московском дворике стоял уже не безвольный, разваливающийся на части долговязый нытик, а сильный и полностью уверенный в себе коренастый мужчина.

Каким-то невероятным образом, здесь и сейчас Олег вселился в тело своего умершего несколько лет назад отца. Вернее, что было еще более непонятно в его двадцати восьмилетнее тело. Самому Олегу на сегодняшний день было столько же.

Странное и в некоторой мере весьма сомнительное ощущение. «Я» ваше при этом никуда не делось. Все точно также; вы точно знаете, что вы это вы. Что вам двадцать восемь лет, что вас зовут Олег, что у вас куча проблем и, возможно, дни ваши сочтены, но… все это изнутри чужого для вас тела. Ощущения при этом и ваши, и не ваши. Ни в чем не имеющий и тени сомнения взгляд, сильные молодые руки, упругие, немного выгнутые колесом ноги, стальные округлые мышцы, густой, покрывающий тело волосяной покров, мощная стать, короткая бычья шея, пружинящие и готовые к любому резкому повороту дела ступни, покатый, подталкивающий к решительным действиям затылок, широкие запястья…горьковатый запах... запах из далекого детства. НО ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС, ПОЧЕМУ-ТО ИДУЩИЙ ОТ ВАШЕГО ТЕЛА. Вашего? Нет, не вашего. Тела вашего отца. Мурашки по коже. По вашей-не-вашей коже. Смертельное чувство для слабонервных.

И что же Олег? Не растерялся. Понял, что произошло нечто неординарное, но не испугался. Да и отбоялся он уже, в принципе. То, что происходило с ним весь последний год и что могло в любой момент так трагически закончиться, научило его держать себя в руках.

– Папа, – прошептал он, сомневаясь на разумном уровне в реальности происходящего, а на чувственно-интуитивном ощущая внутри себя небывалый прилив сил и дополнительную, пришедшую к нему на помощь свыше энергию.

– Папа, как мне поступить? – не теряя времени, задал Олег мучающий его сейчас больше всего на свете вопрос. – Как? Я не понимаю, помоги мне.

А дальше, как и с самим вселением в отцовское тело, произошло нечто, не подающееся никакому разумному объяснению. В следующую секунду Олег стал думать умом своего двадцати восьмилетнего ровесника папы.

Сначала он взвесил первый предложенный Олегом в качестве возможного выхода из ситуации вариант. Неодобрительно покачал головой, отпустил ментально на этот счет два-три критических, в одну секунду вскрывающих его несостоятельность замечания. Затем, с минуту-другую помолчав, раскритиковал и альтернативную возможность. Совсем не по-отцовски. Скорее по-товарищески, просто, легко. А в конце сказал, что сам бы он, скорее всего, выбрал третий вариант. И подробно объяснил, какой именно и почему.

В общем, когда Олег «вернулся» в свое тело, то третий вариант, всего пару минут назад вовсе не существовавший в его голове, теперь казался ему самым естественным и очевидным. Понятным и в сложившихся обстоятельствах единственно возможным. Странно, что он не видел его раньше.

И поступив так, как посоветовал ему ангел-посланник-ровесник-отец, он с легкостью для себя все разрешил.

 

P.S. Олег жив по сей день. Благодарен отцу. И старается до крайности больше ничего в жизни не доводить.

В общем, по большей части живет здесь-и-сейчас.