Арбузная философия

1989 год.

УССР.

Двое друзей из Литвы несутся по магистрали отдыхать в Ялту. Не хухры-мухры. На BMW. Такого на дорогах ещё по-прежнему гигантской социалистической страны мало. Двух дверное купе. Хотя и 1976 года выпуска, но все же, как ни крути, BMW! По тем временам это - круто. Мега круто! Одного из сидящих за рулем зовут Валера и он русский. Говорливы, неуемный, творческий, в самом лучшем смысле этого слова по натуре. Второй - Альгидас. Литовец. Молчаливый, вдумчивый, обстоятельный. В общем, типичный прибалтийский интроверт и прагматик. Можно даже сказать - европеец.

Киев уже далеко позади. Скоро Херсон. Вечереет.

Херсон, конец 80-х… Вспоминаете? ДА!!! Арбузы!!! Сладкие, хрустящие, известные на весь Советский Союз. Легендарные херсонские арбузы.

- Может купим арбузика? - весело предлагает сидящий за рулем Валера.

- Можно. - как бы нехотя отзывается сбоку Альгидас, и своим ровным, правильным до оскомины на зубах голосом добавляет - но попозже, пока светло надо ехать.

- Хорошо, - охотно поддерживает его Валера, - еще много где продавать будут. Тут они везде.

В подтверждение этих слов по дороге справа и слева видны арбузные пирамидки. Колхозники продают часть урожая прямо у поля. Цена вроде, если не изменяет память, ДВЕ копейки за килограмм. Что, вспомнили, как это было раньше?

Проходит еще час. Начинает темнеть. За рулем уже сидит Альгидас.

- Может арбузику? - напоминает Валера.

- Можно, - соглашаясь кивает головой Альгидас. - Но позже немного. Будут еще арбузы. А пока видно лучше ещё проехать сколько получится.

- Ладно – дружелюбно соглашается Валера.

Друзья едут некоторое время молча. Тут и там в деревенских домиках и на окрестных полях загораются огоньки. Конусные арбузные горки действительно встречаются еще на каждом километре. Конечно, можно и позже. Деревни по обеим сторонам погружаются в сладостную, таинственную дымку. Подходит время пред ночной украинской мистики. Крепко свинченный немецкий автомобиль уверенно летит вперед по тоже еще крепким советским дорогам.

- Аль (так иногда в моменты особой душевной близости Валера называет своего друга), стемнело совсем, да и арбузов чего-то давно я уже не вижу. Может, тормознем у ближайших? Очень хочется, не будет потом. Продавцы спать уйдут. Ну и передохнем заодно немного. До Крыма еще далеко. В туалет заодно сходим. Давно не останавливались.

- Хорошо, – кивает опять головой Альгидас. - Остановлю, как только увидим.

Валера напряженно всматривается в темноту.

- Тормози! - вдруг резко вскрикивает он - Арбузы продают.

Но Альгидас поддавливает на газ и проносится мимо.

- Аль, ты чего? Арбузы ведь были, - возмущенно спрашивает у него Валера.

- Маленькие, - рассудительно подмечает Альгидас,- раньше были крупнее, поищем ещё.

- Не будет больше арбузов, - еще примерно через 40 - 50 километров уже совсем ночной езды мрачно говорит Валера. - Тормози. Обоссусь.

- Че ты не тормознул, я ж говорил тебе больше не будет, нудным голосом в кромешной тьме «выводил» Валера, застегивая ширинку.

Я думал еще будут, - спокойно и невозмутимо отвечает Альгидас, переливая через воронку в машину бензин из канистры.

- Будут, будут,- раздражаясь от обиды, все больше гундел в темноте Валера.  - Сто километров уже как Херсон проехали. А я именно херсонских хотел. Как в детстве, когда с родителями на юг ездили. Херсооонских. Понятно тебе?  Они самые сладкие.

- Да буду еще, садись. Ехать надо, -  отвечал в кромешной тьме ровный голос Альгидаса. Будут еще и Херсонские. Никуда не денутся.

- Не будут, - обиженно упорствовал Валера. - Не бу – дут! А я говорил тебе! Постой, а что это за поле? 

Внезапно прервав свои причитания, спросил он, похоже, самого себя. Так как практичный Альгидас дозаправив топливо, уже сидел в машине.

- Арбузы, арбузы!!!! - Радостно кричал Валера через распахнутую дверь Альгидасу, - пойдем, наберем сколько сможем!! А в Ялте уже поедим по приезду.

В ближайшие полчаса друзья споро и по - деловому заполнили зачем -то арбузами все свободное место в багажнике, а также заднее сиденье. Обычное дело. Так всегда происходит, когда мы дорываемся до халявы. Это и губит. Так произошло и на этот раз. Тридцать минут туда -обратно в колхозное поле - это уже не невинная шалость, а самая - что ни на есть - кража социалистической собственности. В ночное время суток. Когда все порядочные граждане спать должны. А это уже - самая что ни на есть - статья уголовного кодекса. Тут требуется бдительность. Её то и проявили сладко спавшие неподалеку у догорающего костра сторожа, с неохотой проснувшиеся от подозрительного шума у дороги.

Дальше все по-честному: шальные воры, «глаз выколи» ночь, старые двустволки, патроны с солью, иномарка как символ звериного капитализма, жопы, торчащие волнующими мишенями на арбузном поле, долг перед родным колхозом, выстрелы, вопли, жалобные стоны. Крики «стой сука не то убью». В общем по полной программе… РОМАНТИКА.

Четыре часа утра. УТРО.

Еще на 50 км ближе к Ялте и, следовательно, еще на 50 км дальше от Херсона. Светает. Туманно и прохладно. Двумя колесами на асфальте у обочины стоит доверху груженое арбузами старенькое БМВ - купе.

Наши друзья сидят неподалеку в низине на корточках у ручья. Окунув свои жопы в холодную проточную воду. Спасительная утренняя свежесть успокаивает и души, и пострадавшую в арбузной схватке плоть. Друзья задумчивы и серьезны. Естественным образом настроены на размышления... Вокруг совершенная тишина и покой. Между ними происходит примерно такой разговор.

Альгидас: - Хорошо, что соль. Но все равно больно.

Валера: - Аль, говорил я тебе - тормозни возле Херсона.

- Говорил, - вполголоса отвечает ему осознавший свою вину друг. И добавляет - тихо как вокруг, красиво. Как у нас в Литве.

- Да. Красиво… А если бы у них дробью были ружья заряжены? - С сильным, внезапно нахлынувшим чувством, вопрошает Валера.

- Да, это было бы намного хуже, - отвечает ему рассудительный литовец.

- Интересно - они хоть сладкие? - кивает головой в сторону машины Валера.

- Узнаем в Ялте, - слышит он спокойный рассудительный ответ.

- А тете твоей что скажем? – даже сидя в неудобной позе у ручья, все ищет и ищет в любом виде   истину Валера.

- Про жопы?

- Нет, про арбузы.

- Арбузы скажем, в Херсоне купили. Про жопы сложнее. Ты как?

- Нормально. Доедем. Аль, ну скажи всё же - почему ты не остановился в Херсоне?

- Пока светло - надо ехать. Поедем. И, похоже, будет что потом вспомнить, – добавляет

он, улыбаясь.

- Да. Будет, – соглашается Валера. - Альгидас - а как ты считаешь, есть в жизни правда?

- Да. Наверное, есть. Думаю, у каждого своя. Светло совсем уже - надо ехать.

- Есть! Я в твердо уверен – серьезно и даже несколько торжественно, глядя куда-то через рассеивающийся туман, объявляет Валера.

Не произнося больше ни слова, друзья натягивают штаны и продолжают свой путь по направлению к Ялте…

Р.S. Арбузы оказались «нереальные». Объелись ими все, включая соседей. Друзьям они казались особенно сладкими. Самолечение у ручья «по наитию» оказалось поистине магическим, и уже в Ялту они подъезжали, практически забыв о боли в мягких местах.

На обратном пути Альгидас останавливал машину по первой Валериной просьбе.

В 2014 году Валера умер.

Этот рассказ посвящается его могучему жизненному оптимизму и вечному поиску смысла жизни. Пусть земля ему будет пухом.