Он был уверен

Он был уверен, что она существует. И рано или поздно он обязательно её встретит. Все, что он делал в своей жизни до этого, он делал или для неё, или из-за неё, или вместе с ней. Ходил в школу, катался с горки, чинил велосипед и ездил на нем на большой скорости по лужам, играл в шахматы и хоккей, дрался. Не слушался родителей, учился курить и целоваться. Учился в институте, зарабатывал деньги, ходил пешком, растил детей, сажал деревья, строил дома, разводился, смотрел телевизор, читал.

В конце концов, он узнал о ней все. Как она дышит, как улыбается, какие она любит цвета. Как поворачивает голову, как одевается, как поправляет волосы, как злится, радуется и улыбается. На каком боку ей больше нравится спать, чем она интересуется, о чем мечтает, во что верит и от чего никогда не отступится. Он знал, о чем она думает по ночам, о чем, когда чистит зубы, о чем, когда пьет свою первую чашку кофе, о чем, когда пьет вторую, третью и… даже о том, что она старается не пить больше четырех чашек в день. Он знал о ней все: её любимую музыку, что может её расстроить, что может её удивить, а что рассмешить. Что еще она хочет узнать и чему научиться. Как она водит машину и как она нарезает на завтрак хлеб. Ставит на полку чистые чашки, застилает постель, примеряет новые туфли. Радуется дню, покусывает ручку, смотрит на солнце, выбирает зелень на рынке, ест вишни, пишет письма родным, прижимает ко лбу ладонь. Как боится в грозу оставаться одна и по долгу смотрит в ясную ночь на луну…

Он знал о ней все. И ждал её.

И верил. И верил, и ждал.

Верил в то, что узнает её по глазам. Ждал, что однажды обязательно встретит эти глаза.

«Какие красивые фиалки», – подумал он, невольно ступая с тротуара на проезжую часть. Еще не понимая, что красивыми их делают её тонкие руки. Желтое летнее платье и задумчивый взгляд.

– Какие красивые фиалки,–произнес он вслух, уже стоя на перед ней и не имея сил сделать что-то большее.

– Это не вам, – так и не поднимая на него глаз, тут же ответила она, – вы не Мастер. И уверенно шагнув с бетонного поребрика, перешла через дорогу на сторону, с которой только что пришел он.

А он остался стоять там, где до этого стояла она. Пустой и засохший. Лишенный сил, смысла и надежды.

Ведь это была она.

Не-Мастер.

А ведь правда. Он думал о ней и ждал эту встречу всю свою жизнь. Знал о ней все. Жил ею. Дышал.

Но не стал Мастером. Потому что никогда не был собой и не жил для себя. Живя одною надеждой на встречу с ней, он никогда не жил в «здесь и сейчас».

А зря.

Ведь нужно знать, на что тратить своё время и силы.

 

P.S. Думать о ней он не перестал. Но теперь занят другим. Кстати, все чаще и чаще в здесь и сейчас.

И кто знает, возможно однажды…