СЛУЧИЛОСЬ!!! или за что боролись, на то и напоролись

Ирине Хакамаде, первому вестнику прихода эры женского доминирования, посвящается

Пролог.

«ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ!!! ОТ МИРОВОГО ИНФОРМБЮРО!!! 15 августа 2014 года окончательно и бесповоротно наступила эра женского доминирования!!! Окончательно и бесповоротно!!»

Под ржавым репродуктором в глухой сибирской деревне «всемирное информ- бюро» слушают: девочка лет 5-9. (точный её возраст, к сожалению определить невозможно, понятно только, что ей уже не два года, но вроде еще и не десять) Её мать лет 25-40 и старый дед с культёй вместо правой ноги. Лет 150ти от роду. (выглядит явно никак не моложе) А также группа, по внешнему виду, «бурановских» бабушек. Весело наряженных в цветастые разодежды. Девочка, женщина и дед – местные жители. Бабушки – скорее всего залетные. Возможно проездом с гастролями. Судя по их поведению, возраст «бурановских» может начинаться лет от семнадцати. Ну и без ограничений по верхней планке.

«Эра окончательного женского доминирования наступила!! Ура, дамы и господа!!!» - В последний раз, торжественно прокаркал на собравшихся репродуктор. Косо, как в предсмертной судороге, дернулся и внезапно замолк.

Девочка ухватилась за маму и заплакала. Дед сердито цокнул культей и сплюнув в поднявшуюся из-под ног пыль погрозил своим большим, мозолистым кулаком кому-то невидимому. Бабушки взялись за руки и медленно закружились в хороводе вокруг потемневшего от времени и пережитых напастей столба с поникшим репродуктором. На третьем круге они жалобно затянули: «То ли еще будет, оё-ёй-ей».

 

Вечером того же дня в городе на НЕВЕ-городе всякой разной интеллигенции и в колыбели всякой разной прогрессивной русской мысли.

На кухне старого обветшалого дома, на Петроградской стороне. За столом с клеенчатой скатертью сидят двое. Один почему-то в «веселеньких» трусах и с голым пузом, другой – в свободных брюках и нательной майке. Оба в очках. На скатерти валяются хлебные крошки, стоит пустой пакет из-под кефира и два стакана. Один недопитый, другой пустой, с белыми подтеками по граненым стенкам. Кроме этого, на столе стоит набитая до краев окурками пепельница, зажигалка и скомканная сигаретная пачка. На улице зябко и гадко, на кухне жарко и прокурено. Мужчины (махровые питерские интеллигенты) сильно возбуждены. Разговаривают друг с другом криком.

-Слыхал!?

-Слыхал… Да что это, новость что ли?

- А то нет!

-А в чем новость то?

-Николай Сергеевич, ну ты чё клоуна-то корчишь? Все! Дудки, приехали!

-Куда приехали?

-Тьфу ты! Ну, хватит, а, дурака-то валять!

-Вениамин Семенович, тебя-то что в этом задело? Давно, вроде, всё к этому шло.

-Да ничего не задело, что-дальше-то будет?!

-Да ничего и не будет. Какая, в принципе, по большому счету разница?

-Поубивают они нас!

-Да брось ты, как пили кефир, так и будем пить.

- А коньяк?

- (Напряженно морща интеллигентный лоб и пытаясь, что-то вспомнить) Закончился…

 

В то же самое время в Москве. В такси в районе Таганской.

-Ну и что вы думаете по этому поводу?

-Да не понимаю я, почему все об этом только и говорят.

-Правда не понимаете?

- Не понимаю.

-Так ведь это значит, что теперь они всем руководить будут.

-Ну и что?

-Как: ну и что!? ВСЕМ! Теперь понимаете!!?

-Не понимаю.

-Что, правда, не понимаете!!?

-Не понимаю.

- (резко тормозя) Выходите здесь. Я вас дальше не повезу. Денег мне ваших не надо.

 

На следующее утро. Официальный государственный представитель. Запись, выложенная им в «твиттер» на своем личном аккаунте.

«Не спалось ночью. Эпохальное все-таки событие. Но, уверен,- чрезмерно волноваться и подымать излишнюю панику по этому поводу не стоит. Ну да, наступила женская эра. Но она, вроде, не враз наступила. Давно все к этому шло. Вон у них: и Меркель, и Хилари Клинтон. А, помимо нас, все- таки два самых сильных государства в мире. И ведь правят худо-бедно как-то. Хотя Хилари - исподтишка. «Явно» править еще только собирается. Но ведь это сам по себе уже знак. Как его отрицать? Слепой увидит такое. Какое кому после этого уже дело, что, к примеру, в Гондурасе и на Ямайке теперь тоже непременно появятся женщины-президенты. Ну и что из того, что вскоре вообще большинство руководящих постов в мире будет за женщинами. И, в принципе, именно они будут решать, как и куда нам дальше двигаться. Что носить, как мыслить и чему кланяться. И без этого во все времена решали. Не так явно, вы скажете... Ну, опять же, что теперь это скрывать, с мужской стороны всегда присутствовала грамотная политика сдерживания... Но все из нас помнят и Нифертити, и Клеопатру, и Елену Троянскую, и нашу Екатерину. Туже Мэрилин Монро. Медузу Горгону наконец... Или это имя собирательное, а не собственное? В общем, и в те времена такое бывало, и - ничего - жили как-то. Конечно, это было не так массово. Но все равно, это еще не повод для коллективной истерики. Ну да, смещение ценностей обязательно произойдет. Но кто сказал, что наши, то есть ваши, то есть мужские ценности лучше... Они, то есть женщины, говорят, гораздо тоньше устроены. Значит, и ценности у них утонченнее должны быть. Не феррари всякие там, ролексы да пистолетики, а красота. Любовь, морковь. О детишках они опять же лучше заботятся. Когда сам родишь, убить потом не так просто, наверное. Значит и войн на земле меньше станет. А кому от этого плохо? Короче, пожили с ихними, поживем и с нашими, то есть с ихними, то есть с вашими. Ценностями... Тьфу, совсем запутался, поспать надо хоть немного».

 

Две подруги.

-Яйца этот декрет выеденного не стоит! Не изменится для нас ничего.

-Как не изменится? Официально объявили ведь.

-Ну и что? Власть и так давно у нас.

-У нас, да не у нас. А теперь - официально все-таки. Как не крути, а уже не отвертятся. Теперь она у нас - законная.

-Да какая разница. Где те мужчины, от которых к нам власть должна перейти? Певцы, политики, да парикмахеры? У президента, что ли, американского власть? У Моники – власть! Пальчиком поманила, он и поскакал без мозгов, что весенний жеребец по коридорам. Кто сильнее нас сейчас? У кого тяга к развитию и улучшениям осталась? Кто учится больше, активнее, задорнее, образовывается все время, улучшается, книжки читает, на курсы ходит, интересуется всем? Кто в наше время энергичнее, кто зубастее, кто живучее и хитрее? Кто за жизнь свою бьётся? Кто за внешностью своей и за здоровьем следит, наконец? Кто к своему настоящему и будущему не безразличен? Кого бьют так, что он падает, а потом, не смотря, ни на что, на ноги подымается и дальше идет? Кто во всем своего добивается? Кто любую боль вытерпеть может и трудностей не боится? КТО ВОООБЩЕ ПРОСТО ЖИТЬ БОЛЬШЕ ХОЧЕТ?? Где тот мужик, кто нам конкуренцию составит? Нее, ерунда все это. Нас уже давно не остановить. Ничего не изменится. Власть и так давно в наших руках.

- И то верно.

 

Три подруги.

-Девочки, шампанского!

- Может покрепче чего-нибудь?

-Шампанского, сначала шампанского! Сегодня у нас праздник! Потом можно и покрепче.

(Чокаются)

-Мы заслужили это!

-Тысячи лет унижений и борьбы!

-Заслуженный успех!

-Это наш день!

-За нас! За Нашу победу!

-До дна!!

(Самая высокая, ставя пустой бокал на стол) - Мальчиков будем вызывать?

(Две другие одновременно) - Можно и мальчиков!

 

В клинике. По длинному светлому коридору идут две женщины. Одна психолог, вторая «ухогорлонос».

- Все это так логично, они ведь такие грубые, бесчувственные.

-Представляешь, различают всего 15 цветов.

-Ужас, я одного серого 150 оттенков знаю.

-Пытаются все своей ужасной прямолинейной логикой понять.

-Фу.

-Что одной логикой понять можно?

-Очевидного не видят. Интуиция почти не развита.

-Гордятся тем, что убивают других. Оружие любят.

-Ужас, как они вообще могли столько тысяч лет править нашей планетой?

-Так и правили. Посмотри сколько понатворили. Сколько еще нам всего исправлять придется.

-Хорошо еще, что осталось, что исправлять.

-Ой, мне уже на прием бежать надо.

-Целую, милая, увидимся позже в кафе.

 

Два депутата.

- Морду я своей сегодня дома разобью!

- А твоя то причём? Она что ли голосовала? Это там, как всегда. За бугром. Наше дело маленькое – ратифицировать.

- Всё равно разобью!

 

Студентки. Сидят, болтают ногами на подоконнике в общежитии.

-Поздравляю!

-С чем?

-Ты что, не слышала? Теперь весь мир - для нас!

-И что?

- А то! Теперь мы можем получить все!

-Да, всё... Кроме одного…

-Ты опять про мужчин, что ли?

- Про любовь.

- А причем здесь любовь?

-Женщина без любви, что река без воды.

-Дура ты несовременная.

-Я не спорю… Только тоскливо у меня на душе. И страшно.

 

 На заимке. Под дождем.

-Это на самом деле что-то изменит?

-Думаю, нет. Это ведь как революция-она просто подтверждающий акт. Все самое главное происходит задолго до неё.

-А в чем ты видишь причины?

-Мужик обмельчал. Сытым стал. За удовольствием погнался. Зажирел и захирел. Скурвился. Сам женщиной стал. О природе своей истинной забыл. Ослаб. Перестал опорой для женщины быть и уважение у нее вызывать. А женщина это сразу чует. У нее нутро сильное. Чует слабого и презирает. Верх тут же берет, хомуточек на шею накидывает и править начинает.

-Это плохо?

-Не знаю, поживем, увидим. Женщина моралью сильна, она по природе своей хранит очаг, семью, мужа, детей. Но когда рядом нет такого, ради кого она готова это делать…  Кто знает, как долго она сможет выдержать...

-А как это будет все выглядеть?

- Не знаю…, наверное, просто все то, что сейчас делают мужчины, будут делать женщины.

-Что, на пример?

-Да все. Управлять государством, придумывать законы и правила, зарабатывать деньги, развивать науку, делать открытия, строить города, запускать спутники в космос, открывать новые планеты, ухаживать за противоположным полом, подарки покупать, на ужин приглашать, коллекционировать «победы» … (и как-то совсем грустно) … Цветы нам дарить.

-А что с мужчинами в итоге будет?

-Будут делать то, что сейчас делают женщины.

-Всё?

-Всё.

- Все?

-Нет, не все.  Такое невозможно, наверное. Настоящие мужчины, хоть в небольшом количестве, но где-то должны остаться.

- И на них теперь будут охотиться?

- (Смеясь) Что-то вроде того.

-А зачем вообще женщине нужен мужчина?

-Она не может без него. Ей нравится его сила и властность. Ей нравиться быть покорной и любить. Ей нравится вдохновлять его и заботиться. Но, для этого, она обязательно должна уважать его. Она счастлива, если добровольно, из уважения ему подчиняется. Но если женщина видит кругом только таких же, как она сама женщин, просто в брюках, она неизбежно черствеет. Её сердце черствеет. И, как следствие, в конечном итоге она перестает быть женщиной...

- И становится мужчиной?

-Да. Боле сильным мужчиной.  И когда таких «мужчин» становится много, они берут в свои руки власть над миром.

- А что будет с теми настоящими из мужчин, кто остался? В конце концов, их всех уничтожат как последних могикан?

- Ага, а из скальпов наделают себе сумочек (ржет). Нет, не думаю, что такое возможно. Настоящий мужчина обладает властью над женщиной. А, следовательно, женщины всегда будут подчиняться ему и служить. В общем, у настоящих мужчин будет иммунитет. Ты же знаешь, за всеми видимыми правителями во все времена стояли невидимые... Были времена, когда за всем происходящим невидимо стояли женщины. Теперь будут стоять мужчины. (Просто повсеместно поменяем: шерше ля фам на шерше лё ом).  

В общем, по большому счету, ничего не изменится.