Тезисы о праве или чему научился сенатор Маккейн

Посвящается борцам-самозванцам за лучшую долю Российского народа…

Вместо эпиграфа - цитата сенатора Маккейна: “Я старше, чем грязь. У меня больше шрамов, чем у Франкенштейна, но я научился кое-чему на этом пути.”

– Паааадла мохнатая!! – матерясь и протяжно подвывая, “K” зубами и двумя пальцами левой руки пытался над раковиной стянуть огрызок окровавленного бинта на указательном пальце правой. – Гааадина мохнатая! Животное!... У-у-у-у-у, как больно!!  Сучка меховая… Зуб тебе выбью! – решительно сообщил он испуганно дрожащему меховому комочку, в страхе забившемуся в самый дальний угол ванной.

Краткий экскурс от “K”: у меня живет обезьянка. Маленькая. Из Африки. Зовут «водопроводчик Джо». Хорошая обезьянка, обычно мы дружим. Но вот незадача – последнее время вонять что-то стала и лохматиться. Решил я её помыть, в связи с этим. Стала падла сопротивляться. Активно. Борьба была жесткой. Не сразу, но я победил. Все-таки человек. Венец творения как ни крути. Вымыл. Воодушевленный победой, тут же решил причесать, а заодно и подстричь её паскудные брови. А для красоты еще повязать бант – на голове и на хвосте. Получается, два банта. Её же красивой и привлекательной хотел сделать! Для неё же, можно сказать, старался. Стал сушить феном (по-быстрее ведь красивой хотел сделать!) Она почему-то глаза выпучила. Стала зачем-то корчить мне страшные рожи. Снова завязалась борьба. В пылу (не со зла!) съездил по её наглой роже феном для острастки. Не помогло! Стала орать и вырываться. Пришлось немного придушить. Каюсь… Увлекся немного. Падла!!! Но я же любя, для её же блага и не со зла. Зачем же за палец!!! Больно!  У-ууу, как больно... Зуб ей выбью!

Немного позже. Уже в комнате. Мысли “K”, переходящие в обрывки фраз и обратно в мысли (и так по кругу, несколько даже шизофренически).

«Чего сидишь, трясешься? Не понимаешь, что ли, что я для твоей же пользы тебя мою? Что ты из меня живодера делаешь!? Я не живодер – я люблю животных! И природу люблю. Всё люблю: лес, море. Небо с солнцем. Пауков даже люблю, да! Даже пауков люблю. Сплю с открыты окном – всё для того, чтобы к природе ближе быть. Не надо хари мне тут свои корчить! Я не животноненавистник. Не делай из меня злодея, я не против тебя. Я только против твоей прочно застрявшей в грязи животности. Я не антиживотный, я – самый ПРОживотный любитель животных. Причем во всём мире! Просто животный мир плохо управлять собой может (под нос себе тихонько: «Как здорово сказано! Жаль, что эта скотина не понимает, а никто другой не слышит!»).

Громко, всё больше разгорячаясь, с воодушевлением и как бы на публику:

– А мы Лю-Ди! Можем… И мы вас!.. Мыть вас надо!!!! У-ууу, сволочь, по харе твоей тупой вижу: думаешь, что я антиживотный!

Как же больно все-таки! А вдруг у неё бешенство!? А я за её же достоинство тут сражался... Из уважения, можно сказать, к её потенциалу, для торжества справедливости! Из гуманизма! (поглядывает искоса в зеркало, и еще раз грустно вздыхает, что никто, кроме избитой обезьяны, его не слышит).  Животное! Оно и есть животное. Никогда ему не стать человеком! Даже спариваются не как люди, а по-животному. Самку самцу обязательно подавай! А если другой самец самца захочет, то тот сразу грызть его начинает. Живете по законам непримиримости… Нет у вас ничего человеческого. Высшего можно сказать! (Миссионерски и гордо смотрит на обезьяну).

Наглое животное. Не веришь ты, что причесавшись и спарившись по чувству, а не только по полу, можешь подняться до уровня человеческого. Живете в грязи, потакая звериным своим же инстинктам и слабостям.

Совсем уже заговариваясь:

А вдруг у неё, правда, бешенство? (Испуганно) – А вдруг заболею? – (Гордо) – За правду страдаю! За их же лучшую долю!.. (Тихо, с небольшим пафосом, лирически) – Я ВЕРЮ В ВАС И НАДЕЮСЬ УВИДЕТЬ ТОТ ДЕНЬ…

Вконец умаявшись, откидывается на подушки дивана и тут же засыпает….

Что-то нервно бормочет во сне:

–Для вас же, грубые твари, стараюсь. Из гуманизма права защищаю. Для счастья вы созданы… Жертвую палец…Право на жизнь вам даруя при этом. Я старше, чем грязь в преисподней, а шрамы мои страшней Франкенштейна… Законы животные ваши сломаю, ОНИ моя цель, вы – только лишь средство…Только бы стать президентом земли, я вас, бляха, всех! Стрр-ройся! Я за мир…Я за ваше же счастье борец, я достое!  Сами жрите объедки... Сс-суккины дети, мы всем вам покажем, кто в доме хозяин!

Опрокидываясь на спину, громко храпит. И уже во сне продолжает вздёргиваться и ворчать что-то уж совсем бессвязное и грозить кому-то невидимому забинтованным пальцем….

Обезьянка, подрагивая во сне и поскуливая, как собачонка, доверчиво спит рядом, прижимаясь при этом к обидчику.

 

Час спустя

Проснувшись и немного угомонившись, нашаривает левой рукой смартфон, чтобы выложить в инстаграм фотки затекшего глаза совсем притихшей макаки и свой забинтованный боевой палец. Увидел иконку о почте - письмо от Левы. Забыл про фотки. Открыл письмо. Читает.

– Ничего не пойму…Сенатор какой-то. Американец. «Добра» россиянам желает… Левчик, а мне зачем это? Ну хорошо, раз прислал, прочитаю: «Я сенатор Маккейн. Я пророссийский… Блин, дежавю. Второй раз, как вспоминается, уже за сегодня – ПРОроссийский… Как пишет задорно, однако зараза… Я верю в вас Россияне, россияне!  И НАДЕЮСЬ УВИДЕТЬ ТОТ ДЕНЬ…»

–У-ууу, сволочь!!!!  – Вдруг бешено заорал он в снова широко раскрывшиеся от ужаса глаза обезьянки, еще помнящей о перенесенных в недавнем прошлом мученьях. – Да за кого он нас принимает???!!!! Этот антиРАЗУМНЫЙ сенатор?