Слово в слово

Аэропорт Внуково. Бизнес зал. Маленькая, щуплая блондиночка сидит за крайним столиком от входа. Она томно покусывает печенюшку, доставая ее двумя пальчиками из пачки, и рассеянно смотрит по сторонам. В её сумочке звонит телефон. Не сразу, как бы пытаясь усиленно что-то вспомнить или сообразить, морща при этом свой напудренный лобик, она всё же лезет в свою «биркин». Прижимает тоненькими пальчиками с алыми ноготками iPhone 6 к уху и нараспев, по-московски произносит: «Алё-ёё-о!»

Я сижу напротив через столик. До посадки еще минут двадцать. Естественно, принимаю «стойку» и начинаю слушать (но карандашом на салфетке сразу за ней не записывал; память хорошая, да и такта в этот раз хватило - напротив, все-таки, сидели).

«Да, Вов, привет. Да, Вов, могу говорить. Нет, Вов, не занята. В аэропорту, Вов. В Вену лечу. Нет, Вов,  ненадолго, на следующей неделе обратно. Нет, Вов, одна. Дима в Москве остался. Да нет, Вов, всё нормально, не поругались. Вов, врачу показаться надо. Да нет, всё нормально, Вов, я укольчики кое-какие осенью делала, а сейчас просто показаться нужно, ну и решить, что дальше делать. Честно, Вов, я на три дня всего: с аэропорта – сразу в клинику, а в среду уже домой, чё там Сереге-то делать. Вов, я с мамой тут на днях говорила. Она приехать к нам хочет. Говорит, соскучилась, да и мальчишки давно уже бабушку не видели. Ты когда в Москву поедешь? Вов, не слышно, через неделю? А возьмешь с собой бабушку? Да какая разница, когда ты точно поедешь, мы никуда в этом месяце больше не собираемся. Устала я от этих поездок вечных, отдохнуть хочется. Вов, ты, когда в Москву ехать будешь, просто возьми и её с собой. Мы вас на вокзале встретим и сразу её к себе заберем. Ну и что, что тебе билет с работы покупают. Вов, да какая разница, за сколько дней ты это поймешь, просто возьми ей тоже билет и все тут. Что тут сложного? Да я говорила с  ней сегодня. Она очень хочет. Что значит, если хочет, пусть приезжает?! Вов, ты чё, ей 89 лет уже, на минуточку. Она боится одна. Что значит,  поэтому и не хочешь? Её, что, с ложечки, что ли, кормить надо? Тебе, че, трудно четыре часа с мамой рядышком посидеть? Вов, ты чего, кто тебе сказал, что она поезда не любит? Чё ты несешь? Что значит, летом у нас была!?  Ну была, а сейчас какой месяц на дворе, причем здесь лето? Вов, тебе, что, тяжело, что ли? Что значит, ей и там хорошо? Я с ней сама разговаривала! Я же тебе говорю – она хочет. Она сама мне сказала. Вов, ну причем здесь следующее лето? Это само собой разумеется. Ну почему его тогда отменять надо? Я тебе говорю: я с ней говорила. Она сейчас хочет! Ну и что, что ты не знаешь, в каком вагоне точно поедешь. Ну, узнаешь, и купи ей билет после этого! Вов, ну ты чё, совсем уже? Ну, купи в другой вагон, если в твой не будет. Что значит, какая тогда разница? Нет, её не надо кормить с ложечки, но ей просто так спокойнее, когда она знает, что кто-то рядом. Да, в другом вагоне – это рядом. Вов, ну с чего ты взял, что мне обязательно надо, чтобы она с тобой приехала? Вов, ты чего там, она же старенькая!.. Тебе, что, правда, тяжело, что ли? Ну почему  только сейчас можно, я тебе говорю же: она скучает. И дети её повидать хотят. Ну причем тут жареный петух? Что значит, приезжайте сами, а в школу как? Что значит, у неё спросишь? Ты что, не веришь мне, что ли? Вов, ну там совсем, что ли? Что значит, она тебе не говорила ничего? Она, что, обязательно тебе говорить об этом должна? Она мне сказала, тебе, что, этого мало? Вов… Ну ладно, хорошо, похоже, ты меня опять не слышишь, я тебе после Вены позвоню.

Какое-то время худенькая девушка, похожая на маленького, с заостренным носиком грызуна, сидит, понуро сгорбившись, в своем кресле. Наконец всё же убирает от уха телефон, в ярком, подобранном под цвет лака чехле. Задумчиво отламывает от печенюшки половинку, на автомате проталкивает её через недовольно сжатые губки в рот и долго жует.

Затем тяжело вздыхает, и неожиданно громко на весь зал  произносит: «Козёл!»

Пассажиры, сидящие вокруг, вздрагивают.

Администратор за стойкой громко произносит по селектору «пассажиров бизнес-класса рейса…*, вылетающего в Вену, просят пройти на посадку к выходу №28…»

А я еще какое-то время сижу и в ожидании своего рейса и думаю: тяжело ей на свете живется, если она со своим родным братом всегда вот так договаривается. А вдруг он, и правда, «козёл»?

P.S.  Сам я бизнес-классом не летаю. У меня просто карточка есть, называется «VIP-PASS». Вот и пользуюсь при случае.