Спуск

В который раз испытываю знакомое до малейших нюансиков чувство – сложное, основанное на понимании цены п р и б л и ж е н и я и неизбежности о т д а л е н и я ради НЕГО. Предчувствие очередного шока. Надежда на успешное прохождение необходимых уроков. Боязнь амнезии, трепет перед великой Премудростью, страх провалить очередной полученный шанс. Чувство достоинства, настойчиво требующее схождения вниз, чтобы, вернувшись домой, иметь возможность подняться вверх еще на одну ступеньку. Мучительное ожидание боли вхождения. Да мандраж, наконец…

Что они так долго прощаются? Все же знают, что Души «парашютируются» на землю группами. Ну да, забудут друг друга. Ну да, мама того толстяка по прошлой жизни теперь будет его первой учительницей. Ну, и чего так рыдать? Все равно же встретятся и помогать будут друг другу… На то она и группа. В одиночестве этот путь не пройти…

Мои все уже давно на Земле… Моя жена в последнем «спуске» теперь встречает меня в качестве сестры… Она уже ничего не помнит. Ей сейчас восемь лет. Смеется над всеми, кто верит в другой мир и Душу. Просматривая «полетное задание», я видел, что она накормит меня в шесть месяцев песком… Возможно, это извращенная месть за тот случай, когда она натерпелась страха в аравийской пустыне… Но в любом случае это жестоко. Ну да, заблудились, ну да, вода кончилась, ну да, мне пришлось её успокаивать. Переборщил с этим немного… Но кормить за это песком младенца?! Хорошо, что мама окажется в этом момент рядом… Вернее, моя нынешняя мама. В прошлой жизни она была лучшей маминой подругой, тетей Фаей, как я её тогда называл… Как же она меня там доставала... А теперь ей досталась вся моя жизнь, полные права на мое воспитание… Да, попал… Будем надеяться, что люди добреют из жизни в жизнь.

Ладно, не будем о грустном. Не так много времени осталось до «спуска». Надо просмотреть еще раз «полетное задание». Факты фактами, все это интересно читать, но главное ведь – уроки, которые я должен выучить… За этим мы и спускаемся.

Мое будущее имя в миру – Антуан (похоже, тетя Фая уже успела начитаться французских романов). Крестить будут в младенчестве. Семья верующих. Это прекрасно, кстати, кто мой отец? Ба, Колян, мой одноклассник по прошлому «спуску» … Колян и тётя Фая вместе? Похоже, правда в этом есть огромная премудрость, что на Земле мы забываем свои прошлые жизни. Иначе такое не вынести. Уже хорошо, что они стали там верующими. Мне будет гораздо легче не сбиться с пути. Хотя сестра пока растет без веры. С другой стороны, восемь лет – еще не показатель… Ладно, неважно, там видно будет… Для меня сейчас главное – Колян с тетей Фаей.

Так, что еще… Образование высшее, техническое, инженер. Первый брак неудачный. Сложные отношения с сыном. Второй брак до конца жизни. Еще трое детей. Так, все это интересно, конечно, но, по большому счету, – вода… Так… вот! Основное жизненно задание: смелость, защита собственных прав, стойкость к жизненным испытаниям.

Это будучи инженером с моей зарплатой и положением? Так... основные источники для теории и размышления… В раннем детстве – история Спарты, в школе Жанна дʼАрк меня впечатлит… Библия – в институте, стойкость первых христиан… Жизнеописание святых… Хорошо… Не забыть бы потом прочитать эти книги. Так, фильмы... «Христовы страсти», Мэл Гибсон, это кто еще? Выскочка или продвинутый? Не важно, всё равно придется запомнить… «Брестская крепость» … Ну и названия, но надо тоже запомнить…

– Положите, пожалуйста, полетное задание на стойку, – внезапно слышу я ровный и бесстрастный «машинный» голос, при этом я непроизвольно вздрагиваю.

– Что, как, уже? Я только начал читать, мне надо еще пять минут, очень прошу…

– Положите, пожалуйста, полетное задание на стойку, – звучит все тот же ровный и бесстрастный голос. – Проходите в пневмомашину, не задерживайтесь.

«Авария, ампутация обеих ног, парализованный отец, полунищенское существование, первая жена – в психушке…» – успеваю я прочитать, пускаясь на маленькую хитрость, оставляя раскрытым полетное задание на стойке.

– Пять минут, всего пять минут... – жалобно повторяю я, понимая при этом, что дверь пневмомашины уже плотно закрывается за мной. – Пять минут! – перехожу я на крик, прижимаясь лицом к дверному стеклу и уже видя, как исполнитель подносит руку к голубой кнопке «СПУСК».

– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! – ору я в очередной раз за многие тысячи лет…

– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! – продолжаю я орать уже в руках акушерки.

Всем хорошо известно, что душа входит в ребенка с первым вздохом. Но мало кто помнит, что испытывает душа в этот тяжелый для неё момент. Слизь, кровь, удушающая пуповина, кричащая от боли тетя Фая… (в моем случае – тетя Фая.) Во всех других случаях – просто мама. Резкий запах анестезии, яркий искусственный свет, безжизненный латекс перчаток – вот лишь часть дополнительных «бонусов» к итак тяжелому переходу между мирами. Пневмопушка – кто вообще её конструировал? Зачем нужен такой мощный удар, мгновенно сужающий пространство между мирами до точки? А этот ужасный гул, все нарастающий по мере спускания вниз? Мы прибываем на Землю свершено оглохшими. Почему нельзя установить в «канале» изоляцию или надевать на нас наушники? Двадцать первый век на дворе, но мы по-прежнему спускаемся по старинке… Тысячи лет ничего не меняется, а это чудовищное сжатие под конец и страшный финальный удар вхождения в тело? И почему все вокруг должны непременно орать в этот момент?

«Тужься, тужься, милая, давай, милая, давай!» – кричит на все возможные лады вспотевшая медсестра. Тужась из последних сил, вторит в ответ ей благим матом роженица… И наконец все перекрывает отчаянный вопль совершенно оглушенной происходящим Души. Полный ШОК – этим заканчивается вхождение. Его невозможно передать словами, но каждый несет в себе память о нем…

Пневмомашина. При виде неё по спине бегут мурашки. Вокруг –благостный, справедливый и доброжелательный духовный мир. Дышится легко и свободно. Душа, парящая, как эфир – это наш дом. Но, как ни прекрасна здесь жизнь, рыба ищет, где глубже, а душа – где выше… А путь выше для души открыт только через развитие понимания, а понимание возможно только через усвоенные уроки, а усвоение уроков возможно только на Земле, вот и нужен спуск… Так каждый раз, когда душа начинает томиться от желания подняться выше, ей мягко предлагают спуститься на Землю. Другого пути не существует. Душа соглашается, следующий шаг – пневмомашина.

И, так как следующий шаг – только один, пневмомашину не обойти. Коридор между двумя мирами иначе не пройти… Нажатие синей кнопки включает хитроумные механизмы. В тоннеле создается полный пространственный, вещественный и временной вакуум. Нагнетается разнополярность… и… жуткое чувство. Даже вспоминать неприятно. Не могу дальше рассказывать. Опять как будто стою внутри пневмомашины и чувствую все до «нюансиков». Опять мурашки по коже…

Все эти чувства усиливаются вхождением в тело. ДУША, гиперактивная, мегаподвижная, конгломерат всех известных во вселенной сил, живущая познанием и движением, несущая сияние величественной ИСКРЫ, должна опять соединиться с телом. Совершенным и законченным с точки зрения развития материи, но все же телом. Плотью и кровью, оживленными и управляемыми законами животного мира. Ограниченными в своих возможностях и способностях самой своей сутью.

И вот я лежу, опять стиснутый пеленками и с зачаточным мозгом. Вижу над собой заботливое Фаино лицо. Она ласково шепчет: «Мой миленький…» Бр-р-р, но я–то, в отличие от неё, ещё всё помню… Я чувствую, как она борется со сном и на миг забывается, но даже из недолгого сна контролирует каждый мой вздох и движение. Но мне всё равно. Обессиленный, я лежу тихо и смотрю в потолок, пока еще прозрачный для моего взгляда. Вижу, как ангел из команды «отправки» уносит стопки с полетными заданиями. Вижу среди тоненьких книжек свое… Пытаюсь вспомнить, что там было написано. Главный урок – на смирение… нет, кажется, там было написано – стойкость… Как быстро мы начинаем все забывать! А ведь это так важно. Да, точно: стойкость к жизненным испытаниям, смелость, защита своих прав… Имея такую маму, похоже, придется учиться этому еще раньше, чем говорить… Как жалко, что мы все забываем… С другой стороны, как бы я смог называть Фаю мамой? Стойкость к жизненным испытаниям, смирение, покорность… нет, вроде, смелость. А это – другое… а может, это одно и тоже. Защита Фаиных прав… Антуан засыпает.

Но его душа продолжает с тоской смотреть в сторону своей уже такой далекой настоящей родины.

Своего настоящего дома.

Через крышу роддома далеко в небе видны ритмичные вспышки пневмомашины… Через равные промежутки времени от неё разлетаются во все концы земли маленькие голубые звездочки. Некоторые из них падают в наш роддом. Кто-то еще спустился на землю. У каждой души – свой план пребывания на земле, свои задачи, свое обучение, свои главные уроки. Через сорок дней те из нас, кто не вернутся за это время обратно, будут приписаны к этому миру, и мы начнем забывать свою истинную природу… По мере нашего забывания предметы этого мира будут становится все ярче, реальнее, конкретнее и краше… Мы начнем узнавать своих близких, будем учиться показывать им свои нужды, потом – ходить, говорить… И забудем себя настоящих окончательно…

Главное – помнить задание. Мы тоже его забудем. Но в нас будет продолжать жить импульс истины.

В какой-то момент он даст о себе знать, и тут главное – ВСПОМНИТЬ.

Началось… реальный мир уже начинает затуманиваться этим. Я начинаю чувствовать голод. Тетя Фая, пора просыпаться, надеюсь, у тебя с молоком всё в порядке…