Кому-куда

― Не нужно меня сканировать! Я точно в рай! Передайте обо мне своему начальству! Я ― высокое духовное лицо, к тому же видный общественный деятель. Уберите от меня вашу дурацкую машинку! Говорю вам, мне ― в рай. Вы что, не слышите, вы глухой? У вас есть начальство? ― повышенным тоном, с вызовом, несколько даже надменно сыпал один вопросы ангелу грузный солидный господин в очках. На данный момент стоящий в очереди первым. Непосредственно у мерцающей красным черты ― без разрешения непреодолимой. Прямо напротив стойки с надписью «возвращение».

― Есть, ― ответила ему ровным, спокойным голосом излучающая приятный голубоватый свет абсолютно бесстрастная сущность. И вслед за эти провела четким, выверенным профессиональным движением сканирующее устройство вдоль тела мужчины, который, говоря земным языком, так рьяно «качал свои права».

Устройство заметно почернело. Прямо в воздухе, перед продолжающим выражать по инерции свое недовольство мужчиной, возникла устрашающая формула. Пульсирующая разноцветными цифрами и целиком резюмирующая его последний жизненный цикл. В одно мгновение мужчина полностью осознал её (или, даже, точнее будет сказать ― «впитал» результат). Каким-то своим внутренним воспринимающим устройством.  Подобное устройство имеется в каждом из нас. До него, прямо на наших глазах, полученный результат таким же образом воспринимали и все остальные, проходившие процедуру сканирования. Неизменную для всех прибывающих.

Разница восприятия при этом определяется только качеством полученного результата. В данном случае, он был крайне негативен. Мужчина сник так резко, как будто ему выстрелили с близкого расстояния в голову из пистолета. Широко открыв рот и напрягаясь изо всех сил, он попытался что-то сказать. Но не смог произнести ни слова. Из его рта, как из маленькой черной пещеры, вместе с неприятным желтоватым паром беззвучно вылетел только воздух. Его ноги подкосились и на виду у всей очереди мужчина рухнул без сознания. Вернее, рухнул бы, если его не подхватили под руки два серьезных и таких же невозмутимых, как и сканирующий существа. Они появились внезапно по обеим сторонам потерявшего над собой контроль толстяка прямо из ниоткуда.

С результатом сканирования никогда не спорят. Глупо спорить. Бессмысленно. И главное абсолютно безрезультатно. Единственное чувство, остающееся у вас после получения оценки, ― полная покорность. Во время определения «окончательно итога», как правило, все сканируемые максимально взволнованы. А как иначе? Момент-то важный, вся ваша жизнь резюмируется. Известная истина - Душа живет достоинством. А вдруг результат негативен? В общем, напряжение того, чья очередь подошла, словами не описать… Эдакий «Страшный Суд» в миниатюре.

И все на ваших глазах… Ясно, как я под конец переживал?

На момент происходящего с мужчиной, меня отделяли от него всего два человека. В общей сложности, я провел в очереди, наверно, дней семь, ну или что-то около того. Время здесь течет не как на земле, а совсем иначе. К примеру, я не видел, чтобы кто-то за эти дни устал, заснул, проголодался, захотел в туалет, а также, под каким-либо предлогом хоть на мгновение покинул очередь или просто попытался это сделать. На лицах у всех присутствующих был заметен живой и неподдельный интерес. И, что самое важное: ЛИЧНАЯ АССОЦИАЦИЯ с происходящим возле стойки. Независимо от того, как далеко от неё находился стоящий в очереди. Всё короткое и крайне эмоциональное действие с тем, кого оценивали, было видно каждому до мельчайших деталей. Так, как будто мы все вместе стояли рядом и само «действие» происходило непосредственно перед нами. Можно даже сказать вместе с нами.

В какие-то дни и часы очередь резко прибывала. Иногда люди становились в неё группами или целыми семьями. Но чаще всего пополнение приходило равномерно, в основном, по одному, изредка по два или три человека. Убытие же происходило всегда одинаково. Независимо от личности проходящего сканирование человека, срока его земной жизни или же сложности его ситуации. Это всегда занимало одно и то же, строго определенное где-то и кем-то время: «…» секунд на каждого. Я неоднократно засекал это по часам. Кстати это единственное, что часы показывали точно. Все остальное, касающееся времени, здесь было относительно.

С самых первых мгновений после прибытия сюда, у меня появилось ощущение, что часы показывают не время «само по себе», а какое-то его многомерное восприятие. Ощущаемое больше чувственно. К примеру, иногда оно, отражая мой текущий внутренний настрой, в буквальном смысле замирало. Иногда тянулось дольше привычного или же, наоборот, неожиданно стремительно ускорялось. А бывало и такое, что неожиданно происходил временной скачок. Или, в некоторых случаях, время даже начинало идти назад, и я вторично переживал уже прожитое. А несколько раз бывало даже такое, что мое сознание параллельно воспринимало сразу несколько, ничем напрямую не связанных между собой ситуаций. По моим ощущениям находящихся в совершенно разных временных измерениях. И, наконец, самое удивительное: одно и то же событие, в один и тот же воспринимаемый момент переживалось мною в различных временных рамках и с разной интенсивностью ощущений. В общем, часы вели себя крайне странно. Но то, что абсолютно точно: скучно не было ни секунды.

В общем похоже, я все-таки умер. («похоже», я говорю потому, что точно до сих пор не уверен, слишком здесь все реально и как-то… ну, словно я вовсе и не умирал, совсем не так я раньше другой мир представлял). Произошло это видимо, как раз около этих самых семи – восьми дней назад, которые я и нахожусь в очереди. Я отчетливо помню первое и довольно странное ощущение, когда я почувствовал присутствие «ЭТОГО». Щедро наделенного свыше безусловной и неоспоримой властью. И, вслед за тем, прикосновение кого-то очень «значительного». Доброжелательно, но твердо объявившего о возвращении. Мгновенно поднявшись с колен (как и почему я оказался на коленях, не пойму до сих пор), и покорно пошел за двумя сопровождающими его чуть поодаль светлыми сущностями. Страха не было. Пришло ощущение внезапного освобождения и, как-то в раз наступило состояние невероятной легкости. Еще через некоторое время я очутился рядом с настоящим ангелом. У него были мягкие, большие, в полный его рост, крылья. Мы стояли на каком-то, как я сейчас понимаю, «виртуальном» помосте прямо под куполом вполне реального храма. От ангела, как и от всего мне встретившегося, исходила успокаивающая и доброжелательная энергия. Казалось, что даже воздух вокруг буквально пропитан ею. Внезапно я увидел внизу свое собственное тело. Оно неподвижно лежало на небольшом возвышении в самом центре зала. Это, конечно, покажется странным, но мне совсем не хотелось с ним вновь соединиться. Или хотя бы всплакнуть по нему. А был полностью равнодушен к нему. Единственная мысль, которая, вдруг пришла ко мне при виде тела и озаботила меня ― что надо поскорее оповестить о моей смерти близких мне людей. Ангел, видимо, прочел мои мысли, и, как бы отвечая на мое беспокойство, сказал (а может, просто подумал про себя), что мне не нужно волноваться. В подтверждение этого, он провел рукой в воздухе перед нами, очерчивая что-то вроде воображаемой полусферы. Которая, при этом, тут же ожила. И в ней, как в РЕАЛЬНОМ кино, я увидел находящихся в разных частях Москвы людей: родных, близких, тех, кому я был дорог при жизни и даже просто знакомых.

― Смотри, ― продолжил общение со мной Ангел, рисуя таинственный знак, теперь уже внутри самой сферы. В ту же самую секунду я увидел, что все, видимые мною люди, странным и непонятным для меня образом уже узнали о моей смерти и начали немедля созваниваться друг с другом. Беспокоясь как о моем погребении, так и о прочих, более мелких, связанных с этим событием вещах.

Показав мне это, ангел легонько толкнул находящуюся прямо перед нами, но невидимую до этого дверь, и знаком предложим мне следовать за ним. Несложно догадаться, что, шагнув через ее порог, мы оказались в восходящем, сияющем всеми возможными красками и спирально закручивающемся тоннеле…

Скажу всем тем, кто не верит: тоннель есть. Более того, лететь по нему ― настоящий кайф! Мега кайф. Ощущение ― не передать словами. Возвышенное, вневременное и до невозможности мистическое. В самом сущностном и реальном смысле этого слова. Впрочем, какой смысл об этом рассказывать? Похоже, что каждый, рано или поздно, его не избежит. А, следовательно, сам сможет в этом убедиться.

А дальше ― уже известная вам, очередь. Естественно, что поначалу, попав в нее, не очень хорошо понимаешь, где ты оказался. Несколько минут (а может быть часов или даже столетий) я напряженно всматривался в лица и фигуры, стоявших передо мною людей. А одновременно с этим и в то, что происходило с теми, кто находился у самой стойки. В эмоции и ситуации тех, кто, как стало понятно позже, проходил процедуру «сканирования» заслуг с последующим определением соответствующего им уровня. Уровня понимания реальных истин, достигнутого ими за время прохождения земной командировки (уже позже, это мне объяснила стоящая передо мной благообразная и словоохотливая бабуля).

Все, без исключения, находящиеся в очереди люди, были обращены своими лицами к её началу. Следовательно, стоящие сзади, должны были видеть только их затылки и спины. Но в реальности я свободно видел лица всех, не только находящихся в очереди впереди меня, но впоследствии и внешность тех, кто прибыл сюда позже. Без совершения каких-либо особых усилий с моей стороны, я совершенно отчетливо мог видеть каждого, ожидающего оценки, детали его одеяний и фигуры в мельчайших подробностях.

Здесь можно свободно общаться. Правда, только в том случае, если, обращая к кому-либо свое внимание, тот, в свою очередь, отвечает нам взаимностью. Причем количество и качество возможных диалогов ничем не ограничено. Только нашим личным желанием и способностью. Любая из многочисленных, параллельно начатых мною бесед ощущалась и воспринималась абсолютно четко и конкретно. Так, словно все мое внимание было полностью направлено на одного-единственного собеседника.

Восьмой день в очереди, в которой люди, стоящие впереди, исчезают через каждые «…» секунды. В минуту получается «…» человек, в час ― «…», в сутки… Отстоять в такой очереди без всякой усталости и скуки! А какая, впрочем, скука, если каждые «…?» секунды определяется итог всей человеческой жизни. Пусть и прожитой другим человеком.

Оказалось, что в каждом из нас, все наши мысли, поступки, чувства и, самое главное, намерения полностью записаны и находятся в чем-то, что условно можно назвать личным штрих-кодом. Естественно, что все, кто оказываются лицом к лицу с уполномоченной к сканированию сущности, надеются на лучшую долю. Одни уверены в ней, другие заметно волнуются. Равнодушных к своей судьбе здесь не бывает. За все проведенные мною в очереди дни, прибор, на котором отражались полученные результаты, примерно в трети случаев вспыхивал всеми оттенками зеленого цвета. От нежно-салатового, до сочного и интенсивного цвета зрелой травы. Насыщенность цвета, как я понял вскоре после прибытия, зависела от уровня полученных на земле заслуг. Около двух третей из тех, к кому подносили сканер, имели отрицательный баланс – что отражалось другой цветовой гаммой: от светло-серого до ― в одном-двух случаях ― почти черного. Вся зеленая гамма означала направление человека на один из уровней благополучия ― это то, что мы привыкли называть раем. Оттенки чёрного означали, что осужденный отправится на один из уровней злополучия ― туда, что мы привыкли называть адом. Если вдруг прибор начинал пищать и показывал «нулевой» оценочный результат, т.е. в реальности это было выражено отсутствием какого-либо определенного цвета на сканере ― то, в соответствии с доминирующим здесь абсолютно над всем принципом милосердия этого человека отправляли на один из нижайших уровней благополучия.

Чуть поодаль от нас была видна очередь из детей и подростков. Она была значительно короче нашей. Тех, кто еще не умели ходить, держали на руках Ангелы. К моменту своей смерти все, стоящие в этой очереди, еще не достигли возраста рассудительности, а, следовательно, и ответственности. Поэтому они просто по одному, через отдельный вход и без всяких особых формальностей отправлялись в светлое пространство. Отсюда нам не было видно, на какие именно уровни.

Сейчас я стоял в очереди третьим. До моего сканирования осталось всего несколько секунд. Привычное продольное движение вверх/вниз ― и высокий худой юноша, в сопровождении двух ангелов по бокам, не задерживаясь, исчезает в светлом пространстве. Следующий сканируемый ― на этот раз сканер показывает, максимально насыщенный зеленый цвет. От входа в светлое пространство разворачивается небесная ковровая дорожка, и слышится нечто, напоминающее классическую музыку. Нечто, потому что это ― больше, чем музыка: духовное, возвышенное, и проникающее сразу во все наше существо... Две светящиеся сущности бережно берут соседствующую со мной по очереди бабушку с обеих сторон, и она величественно, и, даже несколько картинно, шествует (тут подходит только такое слово) по дорожке в рай.

ВОЛНУЮСЬ, ВОЛНУЮСЬ. Как это страшно, как это невыносимо страшно. Вся твоя жизнь будет оценена в эту секунду. Достоинство для души ― одна из главных движущих сил. Любой укол совести, любой малейший укор извне или изнутри доставляет здесь невыносимые муки. ВОЛНУЮСЬ ТААААК, что, кажется, еще мгновение и буквально взорвусь на кусочки. Продольное движение оценивающего. ВОЛНЕНИЕ… Когда сознание снова становится способно воспринимать происходящее, я вижу цвет сканера… Не понимаю, боли и тяжести нет, но он голубой. Что это значит?

― Пожалуйста, ― слышу я вежливый и доброжелательный голос справа, ― Вам сюда. Я делаю несколько шагов, мое волнение нарастает, и мы исчезаем в открывшемся, прямо напротив стойки, невидимом раньше, проходе.

Вот так, обычный врач из России и отдельный проход. Странно и пока ничего не понятно. Ни духовное лицо, ни отшельник, ни даже активный приверженец одной из раскрытых религий, никаких «ярких» подвигов на земле. И вдруг, в ШКОЛУ. Оказывается, это ― особый духовный уровень, и находится он отдельно от рая и ада. Почему о нем никто и никогда не говорит на земле? Как и почему я его заслужил? Я имел внимание к Богу? Да, это правда, но я никогда особо не думал об этом, просто всегда считал, что Бог и наша совесть ― одно и то же. И, неожиданно, именно это оказалось правильно. Теперь я в ШКОЛЕ. Боже, пути Твои ВОИСТИНУ неисповедимы…

P.S. Так, аудитория ZY2017… Вроде, сюда мое первое направление. Практический семинар, об условиях стабильной системы. «Стабильность любой системы зависит от стабильности определенного числа Х элементов, составляющих основу системы». Может ли это быть выражено формулой? Похоже, да. Какая четкая и простая формула, как я сам не догадался раньше об этом…  Как же я люблю учиться, какое это невообразимое удовольствие… ― Да-да, профессор. Я готов к ответу, но у меня есть вопрос: как определить число Х, выражающее коэффициент стабильности при критической смене основных параметров измеряемой системы? …

Какое же это невероятное счастье иметь возможность учиться!